Jan. 22nd, 2012

2006-09-29

Jan. 22nd, 2012 01:51 am
sirin14: (Default)
Я надеваю рубашку, часы и ботинки
Я оставляю свой зонтик, кресло и скуку
И выхожу прогуляться пешком, по старинке
Даму свою подхвативши под правую руку.
Вечер. Уже не тепло, но еще и не холодно
Звезды на небе рассыпаны блестками с бисером...
По тротуару, ворча, ходят жирные голуби
Жрут хлеб насущный, что нынче прохожими высыпан.
Два фонаря на аллею, скамейка под липами...
Милая, хватит о том, что с утра с нами станется
Ты отряхни темноту с щек движеньями тихими
Может быть, случай такой впредь уже не представится...
sirin14: (Default)
За последнее время прочитал несколько бумажных блогов. Ну, когда они писались слова блог еще не было, а вот жанр уже был. Помню, где-то видел уложенный в твиттер дневник Николая Второго. Так вот, он, конечно, был не единственным блоггером в истории.
Кстати, не надо путать блог и дневник. Дневник пишется для себя, а блог - для других. Блог обладает многими качествами литературного произведения. В нем есть самоцензура, лирический герой, порой несколько отличный от автора, тематика. Вообще говоря, блог - это то, что называется essais.
Так вот, о бумажных блогах
Все началось с того, что меня преследовала книга.
Когда-то, несколько лет назад я зашел в музыкальный магазин за новыми струнами. Купив их, я развернулся и обнаружил, что часть магазина, в которую я обычно и не смотрел, и где раньше ничего не было, превратился в букинистический. Ну точнее, не совсем в букинистический... Просто там теперь стоят два шкафа, набитые старыми книгам. Подходи, копайся, на них карандашом написано сколько отдать в кассу. Я очень люблю копаться в старых книгах. Очень. Среди них я обнаружил "Записки у изголовья" Сэй Сёнагон и купил ее. А придя домой, прочитал. Она произвела на меня впечатление, но какое-то туманное, неясное. Через какое-то время, мне нужно было ехать на день рождения к одной девушке, и я, не имея ничего лучше, ей эту книжку подарил.
Прошло несколько лет, и эта книга стала меня преследовать. Я начал встречать ее в каждом книжном, в который заходил. Надо сказать, что содержание я к тому моменту практически забыл, и помнил только ощущение от. Так что мысль перечитать затеплилась во мне.
Вначале мне было жалко денег. Потом, однажды она встретилась мне в уценке за 60 рублей. У меня было с собой 58. В тот же день, в другом месте я обнаружил ее, новую, в твердом переплете, с картинками и за 50 рублей. Я не выдержал и купил.
Я честно перечитал ровно 100 страниц и больше не смог. Да, это, несомненно, памятник. Рассказывает нам о быте и нравах и так далее. Все это, конечно, так.
Но это девичий блог. Вот как он есть. Котята - милые. А когда дождь, то грустно. А на празднике вчера видела мальчика, такой красивый, что не могу. И оно все такое. Да, очень хорошо и атмосферно написано. Да, писала образованная и неглупая женщина. Но прочитав треть, я понял, что френдить оставлять у себя я эту книжку не буду. Она слишком сильно памятник и слишком слабо литературный.

Цитаты для примера:
"У девушки лет восемнадцати-девятнадцати прекрасные волосы падают до земли ровной, густой волной…
Девушка пухленькая, миловидная, необычайно белое личико радует взгляд.
Но у нее отчаянно болят зубы! Пряди волос, в беспорядке сбегающие со лба, спутались и намокли от слез. А девушка, не замечая этого, прижимает руку к своей покрасневшей щеке. До чего же она хороша!"
или
"Я переписала в свою тетрадь стихотворение, которое показалось мне прекрасным, и вдруг, к несчастью, слышу, что его напевает простой слуга…
Какое огорчение!"

продолжение следует
sirin14: (Default)
После "Записок" мне захотелось чего-то обратного. Чего-нибудь в меру серьезного, в меру забавного. И я купил томик избранных произведений Розанова. Сделал я это конечно потому, что люблю Ерофеева. Каждый, кто любит Ерофеева, в какой-то момент своей жизни покупает произведения Розанова, просто потому, что Венечка когда-то написал эссе, в котором Розанова очень хвалил.
Прочитав "Уединенное" и "Опавшие листья. Короб первый" я понял, что Василий Васильевич был троллем. Жирным таким, откормленным троллем. Ну либо так, либо очень противоречивым и сложным человеком. Но я склоняюсь к первому варианту. Да, то что он часто менял свое мнение - это нормально. Человек существо нестатичное, а жизнь, так вообще движение. Но, например, то что он в одном и том же издании под разными псевдонимами писал об одном и том же с разных точек зрения, дискутируя с самим собой, наводит на размышления. Чтобы несколько сузить область этих размышлений, скажу, что шизофреником Розанов явно не был.
Через Розанова я продирался долго, дочитал том до середины и отложил.
Только успокоишься, только начнешь упоенно следить за мыслью автора, перечитывая по нескольку раз абзац, как он мгновенно пишет такое, что после этого просто сидишь, тупо смотришь на страницу и думаешь "Вот что это такое сейчас было?"

Чтобы не быть голословным приведу несколько примеров. Вначале то, что мне понравилось, ниже то, что неприятно удивило.

"Только оканчивая жизнь, видишь, что вся твоя жизнь была поучением, в котором ты был невнимательным учеником.
Так я стою перед своим невыученным уроком. Учитель вышел. «Собирай книги и уходи». И рад был бы, чтобы кто-нибудь «наказал», «оставил без обеда». Но никто не накажет. Ты — вообще никому не нужен. Завтра будет «урок». Но для другого. И другие будут заниматься. Тобой никогда более не займутся."

"Когда человек спит, то он, конечно, «не совершает греха». Но какой же от этого толк?
Этот «путь бытия» утомителен у русских."

"В Ельце М. А. Ж-ков (несколько дочерей красавиц):
— Надо выдавать дочь, пока она еще не стала выбирать. И выходили. И жили — Положим, здесь возможна и трагедия, будут трагедии, — в 1/2 %. Как в 1/2 % они есть и теперь, при долголетних «выборах» и полной любви. Собственно, «роман» есть пар, занимающий пустое место при не наступившем вовремя супружестве. Розовый пар. И его вовсе не нужно при нормальном супружестве. Супружество — заповедь Божия, с молитвами. А без «Птички Божией» можно и обойтись.
Так-то, девушки, — подумайте об этом. Подумайте, когда станете матерями."

"Раз я видел новое жнитво: не мужик, а рабочий сидел в чем-то, ни - телега, ни - другое чтó, ее тянула пара лошадей; колымага колыхалась, и мужик в ней колыхался. А справа и слева от колымаги, как клешни, вскидывались кверху не то кóсы, не то грабли. И делали дело, не спорю, - за двенадцать девушек. Только девушки-то эти теперь сидели с молодцами за леском и финтили. И сколько им ни наработает рабочий с клешнями, они все профинтят.
Выйдут замуж - и профинтят мужнее.
Муж, видя, что жена финтит, - завел себе на стороне "зазнобушку".
И повалилось хозяйство.
И повалилась деревня.
А когда деревни повалились - зачернел и город.
Потому что не стало головы, разума и Бога."

продолжение еще раз следует